ФНИСЦ РАН


Недетские проблемы детского «Голоса»:
взгляд социолога

Кипит и бурлит «народное вече» на просторах отечественной социокультурной среды, на этот раз по поводу результатов телевизионного конкурса «Голос. Дети». Мотивы самые разные: для кого-то  – возможность высказать свое мнение о справедливости/несправедливости итоговых мест, для кого-то – обрушиться с критикой на телеканал, олигархов, власть, публичных персон, приславших своих детей на конкурс, и т.д.

С одной стороны, активное обсуждение в СМИ и социальных сетях  – это проявление демократии, неравнодушия общества, с другой же стороны – жаль, что в центре обсуждения оказались дети и, возможно, их будущая творческая судьба.

Не оставшийся равнодушным (еще бы, на кону деловая репутация!) телеканал провел расследование и предоставил цифры голосования, и все тут вроде бы безупречно. Дотошные журналисты выяснили, однако, что немалое число  представителей шоу-бизнеса рекомендовали в социальных сетях своим «фолловерам» голосовать за дочь представительницы своего же «клана» – ту, которая заняла самое первое, самое «победительное» место, хотя были и другие, не менее достойные детские голоса.

Многие известные личности: Ф.Киркоров, Н.Королева, О.Бузова, Ю.Ковальчук и др., как оказалось, призывали голосовать за конкретного исполнителя в своих аккаунтах в соцсетях, где на них подписаны миллионы людей!   

Использован, фактически, пропагандистский ход, известный в социологии как привлечение «лидеров мнения» (вспомним Лазарсфельда!) для склонения аудитории в желаемую сторону;  нарушено, стало быть, основное требование, обеспечивающие достоверный результат: равные права и возможности для всех  субъектов голосования (в данном случае для конкурсантов).

И хотя на уровне социальных сетей такого рода рекомендации (за кого голосовать) не запрещены, избранный способ вынесения вердикта все же необъективен, а результат, следовательно, несправедлив!

Хотелось бы поднять проблему и о том, насколько этично публичным личностям  участвовать в агитации в социальных сетях: разве не поиск лучших детских голосов – наша общая задача? Или как у классика: «ну как не порадеть родному человечку» (коллеге по гламурному цеху)?             

На результаты конкурса, стало быть, повлияло не только качество детских голосов (а ведь результаты оценки должны быть абсолютно беспристрастны!), но и факт публичности родителей, их прямая или косвенная возможность организовать массовое голосование в нужном направлении.

На результаты конкурса повлияли и условия голосования, факт платности поданных голосов. Равны ли финансовые возможности, например, у пенсионера – с возможностями представителей других социальных слоев? Далеко не все могли оплатить возможный максимум (20 звонков), кое-кто ограничивался одним звонком, а кто-то и вообще остался наблюдателем, все равно желая при этом честного и справедливого решения.

И поскольку факт платности поданных голосов – это тот самый случай, когда «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», телеканалу следует кардинально менять условия оценки конкурса, чтобы разочарованные нынешней ситуацией телезрители продолжали его смотреть, а родители – продолжали присылать на конкурс своих талантливых детей.

Необходимо, на мой взгляд, самое широкое обсуждение любых телепрограмм, где участвуют дети (или тех, что создаются для детей).

Всегда ли, например, следует выделять на конкурсах одного, самого лучшего? На нынешнем конкурсе, так уж случилось, оказалось несколько суперталантливых детей; почему бы не поощрить равноценно всех?  

Какие черты характера закладываются у ребенка, получившего публичную (и не всегда обоснованную) оценку, что он – лучше всех? Условность этой позиции, например, в телепрограмме М. Галкина детишки воспринимают буквально, а разве это не благодатная почва для тщеславия, высокомерия? Пусть бы телепрограмма и медаль назывались «молодец» или даже «очень большой молодец», или как-то еще, но уж никак не «лучше всех»!

Правильно ли, что в детском конкурсе «Голос» при слепых прослушиваниях нередко приоритетным оказывается не голос ребенка, а музыкальный стиль, который предпочитает наставник? Или – случаи, когда на реакцию наставников на слепых прослушиваниях влияет выбор ребенком песни?  (Ведь программа называется не «Песня», а «Голос», главное – чтобы голос был хорош, а песню вместе выбрать можно!).   

Почему на детском «Голосе» большей частью предпочтение отдается зарубежной музыкальной культуре и, соответственно, иностранным текстам, в ущерб  российским? Иностранную музыкальную культуру, следовательно, активно несем в массы,  а нашу, отечественную, как получится, время от времени…

Каково кумулятивное действие слащавых улыбок и ненатуральных восторгов «постфактум» от наставников (не всех!), не повернувшихся к конкурсанту на слепых прослушиваниях? Скорее всего, таково условие режиссуры, но ведь дети так же, как и взрослые, ощущают тонкую грань, за которой начинаются фальшь и наигранность.   

Возможно ли, наконец, чтобы в телепрограмме, в которой участвуют дети и, следовательно, смотрят миллионы детишек, наставник нажимал заветную кнопку ногой?



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: